19 апреля 2006 г.
Юрий ЗИНЕНКО, «Вечерний Харьков»
В это время ровно двадцать лет назад произошла самая страшная техногенная катастрофа современного человечества — авария на четвертом блоке Чернобыльской АЭС. Тогда офицер и десять курсантов Харьковского пожарно-технического училища (сегодня известного как пожарная академия) еще не знали, что вскоре им придется работать в самом центре стихии разбушевавшегося «мирного атома».

Идея разыскать всех, кто выполнял свой долг в Чернобыле в 1986 году, появилась задолго до грустного юбилея, в ноябре прошлого года. Инициаторами поисковых работ стало руководство теперь уже Академии гражданской защиты (преемник ХПТУ) в лице проректора по работе с персоналом полковника Вадима Попова,

а также ветераны вуза. Своеобразным толчком для такой нелегкой работы стало стремление на положительных примерах воспитывать новые поколения сотрудников пожарной службы. Узнав об инициативе коллег, ректор академии благословил поисковую работу, и она началась.

Сила человека

В распоряжении инициаторов поисков были сведения о том, каким образом представители Харьковского профессионально-технического училища МВД попали на взорвавшуюся ЧАЭС и что они там делали. О ходе событий двадцатилетней давности рассказал Вадим Попов.
Первая команда о подготовке людей для ликвидации последствий аварии поступила в академию в первые дни мая 1986 года. Требовалось две сотни курсантов. Для отъезжающих уже проводился инструктаж, читались лекции об опасности ядерного излучения, поражающих факторах, меры защиты. Однако спустя некоторое время из Киева пришла команда: «Отставить!» Скорее всего, харьковских курсантов тогда просто пожалели. Кстати, на тот момент каждый из них имел за спиной службу в Вооруженных силах, а некоторые и семьей обзавелись (скажем, Роман Кушхов уже был отцом двоих детей).

Второй заход скомандовали осенью того же года. На этот раз требовалось всего десять курсантов. Назначать их приказным порядком просто невозможно было, поэтому в училище решили брать добровольцев. Когда же курсантов спросили, кто желает отправиться на спасение ЧАЭС, шаг вперед сделали абсолютно все. В результате тщательного отбора офицер и десять курсантов поехали из харьковского вуза в Чернобыль. Там к ним присоединились десять курсантов из Львова. Они должны были сделать то, что не удалось роботу.

Ребятам предстояло очистить трубу 4-го энергоблока от выброшенных взрывом радиоактивной пыли и графита. Наличие графита не позволяло техникам вплотную заниматься постройкой саркофага для «взбесившегося» реактора. Работа была настолько тяжелая, что не выдерживал инструмент. Ломались лопаты, и курсантам приходилось разгребать графит руками, сбрасывая его в реактор. Были куски радиоактивного материала по 30 килограмм и больше. Часть пола и ограждение были повреждены, и ребята постоянно рисковали сорваться вниз, в жерло взорвавшегося техномонстра. Но будущие пожарные в течение нескольких дней выполнили свою миссию и после прохождения реабилитации вернулись в Харьков.

Задача со многими неизвестными


Поисковая деятельность — штука сложная, и в этом в полной мере убедились представители Академии гражданской обороны. С самого начала было ясно, что разыскать тогдашних выпускников разных национальностей в короткий срок и без посторонней помощи практически нереально. Но, как говорится, надежда умирает последней.
К поискам чернобыльской гордости академии подключили всевозможные службы и разных людей. Информацию собирали с помощью представителей Министерства чрезвычайных ситуаций Российской Федерации, которые оказали очень большую помощь, — ведь в его структурах работают много выпускников харьковского вуза. Искали через родственников, друзей, знакомых, журналистов России и Украины, через паспортные столы. Для решения поставленной задачи обращались в телевизионную передачу «Жди меня». В процессе поисков даже появились сведения о том, что не все ребята дожили до 20-летия трагедии на ЧАЭС, но эта информация, к счастью, не подтвердилась.

Часто бывало так, что поиски проводились с акцентом на один регион, а человека находили в других местах. Скажем, Автандила Гагиева искали в первую очередь на родине — в Северной Осетии, а оказалось, что тот живет и работает в столице Российской Федерации. Долго не могли вычислить место жительства лейтенанта Валерия Косогова — командира взвода, пока вдоль и поперек не прозондировали Крымский полуостров. Оказалось, что тот возглавляет в Судаке местный союз чернобыльцев. К сожалению, не удалось пока выйти на одиннадцатого участника харьковской делегации — Александра Коцюбу. Достоверно известно лишь то, что он жив.

Дополнительные трудности были связаны с тем, что часть разыскиваемых спустя некоторое время после подвига уволилась из структур МЧС. Оно и неудивительно, учитывая степень опасности задания для здоровья любого человека. Известно, что на некоторых площадках 149-метровой трубы реактора ЧАЭС излучение было настолько велико, что для его определения не хватало шкалы дозиметра. До этого все дозиметрические исследования производились с помощью вертолета, с воздуха, поэтому о реальной ситуации на блоке можно было лишь догадываться. Каждая «ходка» в «атомный ад» продолжалась не больше 20 минут, причем, помимо непосредственно работы, парням приходилось преодолевать десятки метров по трубе.

В том далеком 1986-м им сообщили лишь то, что опасность «в пределах допустимого». Впрочем, сотрудник академии Владимир Тамянский, принимавший непосредственное участие в поисковых работах, говорит о том, что данные о дозе радиации, полученной ребятами в эпицентре катастрофы, остались не до конца проясненными и являются достаточно противоречивыми. Вряд ли примитивные свинцовые латы, в которые были облачены ребята, могли серьезно защитить от чудовищной радиации.

Чернобыльская гвардия


Осенью 1986 года трубу «взбунтовавшейся» Чернобыльской атомной электростанции очищали:

Гагиев Автандил
, подполковник, родом из Северной Осетии (Российская Федерация), сейчас живет и работает в Москве;

Горбенко Виктор, уволился по состоянию здоровья в 1999 году в звании майора, проживает в Горловке (Донецкая обл.), частный предприниматель;

Зубарев Виктор, полковник, работает начальником Центра управления силами Федеральной государственной противопожарной службы Главного управления МЧС РФ в Тамбовской области;

Косогов Валерий, уволился из харьковских подразделений МЧС в звании капитана, на данный момент проживает в Крыму, в поселке Новый Свет;

Кушхов Роман, уволился из МЧС в 1988 году (раньше всех) в звании старшего лейтенанта, проживает в г. Нальчик, столице Кабардино-Балкарии (Российская Федерация);

Лобов Алексей, старший лейтенант. В городе Нижневартовске (Тюменская обл., РФ) работает в службе безопасности компании ТНК;

Луконин Владимир, уволился из МЧС в 1989 году, на сегодняшний день работает в Волгоградской области егерем;

Мишкевич Вячеслав, живет в Волгограде, работает в структурах МЧС Российской Федерации;

Сорокин Виктор
, подполковник, оперативный дежурный, заместитель начальника СПТ-ОГПС (структура МЧС Российской Федерации), Волгоград;

Фролов Анатолий, начальник Управления оперативного реагирования Главного управления МЧС РФ в Тамбовской области.

Местонахождение и судьба Коцюбы Александра пока остаются невыясненными. Известно, что он уволился из МЧС в 1994 году, родители его умерли, а сам он может находиться как в Москве, так и в США, где, по некоторым сведениям, у него есть родственники.

Визит в прошлое

Всем десяти ветеранам «атомной» войны предложили приехать в Харьков на 20-летнюю годовщину аварии на Чернобыльской АЭС. Предложение из родной академии каждый из них встретил с нескрываемым энтузиазмом. Приехать согласились все. Кроме самой скорбной даты, это еще и возможность пообщаться с коллегами и между собой, вспомнить молодость, события тех далеких дней, поделиться воспоминаниями с молодыми, которые учатся в академии сегодня. Примечательно, что нынешние коллеги чернобыльцев по МЧС всячески стараются им помочь, даже готовы подежурить за них, если нужно.

Десятерым гостям Академии, которые приедут из других регионов и даже из соседней страны (например, трое — из Волгограда, двое — из Тамбова) обеспечены внимание и теплый прием. Ветеранов также ожидают приятные сюрпризы: почетные отличия МЧС, премии, подарки.

Безусловно, кому-то из них наверняка захочется побывать и там, где стояла его койка в казарме. Правда, сейчас в тех помещениях уже нет кроватей — в связи с расширением вуза там ныне функционирует учебный сектор. А вот от возможности поездки на место самой трагедии они отказались. Слишком остры воспоминания, чересчур свежа память двадцатилетней давности.

Харьковская академия специалистов-пожарных на протяжении своей истории воспитала многих личностей, оставивших заметный след в истории страны в целом и города в частности. Например, недавно родной вуз посещал 78-летний генерал-майор Филипп Десятник, выпускник-1949, который возглавлял Главное управление пожарной охраны Украинской ССР, а в 1986 году являлся руководителем в Киевской области и лучше других знает, что происходило на ЧАЭС.

Полуправда о беде

Вся правда о техногенной катастрофе на реке Припять до сих пор не раскрыта. Сейчас многие специалисты и эксперты говорят о том, что и МАГАТЭ (международная энергетическая организация), и официальные власти нашего государства замалчивают реальные масштабы Чернобыльской трагедии. Но правда все равно потихоньку выходит наружу, удивляя идаже шокируя общественность.

Например, до недавних пор всячески замалчивали информацию о том, что пожарные на ЧАЭС несколько дней подряд откачивали воду из-под реактора, чтобы это не привело к еще одному взрыву, не менее мощному, чем первый. Атомную стихию тогда все-таки удалось победить, хоть и со второй попытки.

Всего в ликвидации аварии на ЧАЭС в свое время приняли участие около 320 пожарных из Харьковского гарнизона пожарной охраны. До двадцатилетия чернобыльской беды дожили не все.


на головну сторiнку проекта