Философия  Чернобыля глазами украинского журналиста
ЧАЭС признали самым экзотичным местом отдыха в мире

 Накануне Дня чествования участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС  на телеканале «Интер», в программе «Подробности недели», в эфир вышел телепроект журналиста Андрея Цаплиенко «ЧАЭС признали самым экзотичным местом отдыха в мире». О том, что привлекает их в зоне - знает Андрей Цаплиенко. Пресс-служба НУГЗУ предлагает посетителям сайта полную версию текста и видеосюжет эфирного материала программы «Подробности недели» на ТРК «Интер» телерепортажа известного журналиста о жизни Чернобыльской зоны сегодняшних дней.

Внимание! Мотор! Микрофон включен! Вы в эфире!


Ведущий в кадре:

 Американский журнал "Форбс" опубликовал список экстравагантных туристических мест. В этом рейтинге ЧАЕС опередила Галапагосские острова и Антарктиду. Любопытные едут в Чернобыльский район, чтобы увидеть взорвавшийся реактор, мёртвый город Припять и "рыжий лес", где сосны приобрели цвет апельсина из-за радиации. Так "Форбс" описывает тридцатикилометровую зону, куда украинские турфирмы - за двести долларов с человека - возят иностранцев.

Андрей Цаплиенко, журналист:

В районе четвёртого реактора идёт зачистка. Бойцы спецназа отстреливают кровожадных мутантов. Их развелось слишком много в заброшенных после катастрофы городах. Это не реальность, а компьютерная игра. Её разработчик, Сергей Григорович, вместе с командой, отснял все основные объекты Чернобыля на фото, поэтому их топографическая точность в 3D-игрушке - абсолютная. Далее интерактивную зону заселили мутантами, суперменами, террористами, и выпустили игру в продажу. Сейчас её коммерческий успех исчисляется миллионами долларов.

Сергей Григорович, владелец компании компьютерных игр:

Есть некий диссонанс, что это все-таки человеческое горе, а игры это развлечение, и развлекаться на человеческом горе не является морально-этичным. Наша позиция очень проста по этому вопросу, что очень много времени прошло после этого, что это стало историей, практически такой, как вторая мировая война, что практически горя, вот такого, каждодневного, люди не чувствуют, это же всего лишь история.

Андрей Цаплиенко, журналист:

Два миллиона проданных кибер-Чернобылей в СНГ. Плюс ещё полтора миллиона - в Европе. Множество людей за пределами Украины - именно так представляют себе Чернобыльскую зону. А порой - ещё более мрачно.

Рой Пальмас, журналист из Испании:

Люди в Европе, в частности, в Испании, думают, что Чернобыль - это огромная дыра, что все здесь выжжено. Ни домов, ни дорог, ничего. А в Припяти ядерная зима.

Андрей Цаплиенко, журналист:

Испанец Рой Пальмас удивлён: ядерный апокалипсис оказался, на первый взгляд, довольно безобидным. В нашу страну Рой привёз гуманитарную помощь. И решил собственными глазами увидеть то самое место, название которого для многих европейцев является синонимом Украины.

Рой Пальмас, журналист из Испании:

Это выглядит абсолютно иначе, чем я себе представлял. Люди думают, и, признаться, я тоже, что здесь нужно одеваться, как при выходе на поверхность Луны. В тяжелый скафандр.

Андрей Цаплиенко, журналист:

На самом деле, кое-где здесь радиационный фон значительно ниже, чем в столице. Мутантов в зоне тоже не встретить. Из диковинок можно увидеть разве что табун лошадей Пржевальского. Их завезли сюда в качестве эксперимента, и животные успешно прижилИсь. Впрочем, если опасность невидима, - ещё не значит, что её нет.

Чернобыльская зона это, пожалуй, единственное место на земле, где можно заглянуть в апокалиптическое завтра без помощи компьютерной графики и спецэффектов.  Здесь, в отличие от голливудских блокбастеров, все абсолютно реальное: заброшенные дома, заросшие травой проспекты, оставленная в квартирах утварь. Именно за этой безопасной реальностью апокалипсиса сюда ежегодно приезжают тысячи любителей острых ощущений.

По заброшенной Припяти группу испанцев сопровождает гид. Пока подопечные щёлкают фотоаппаратами, он измеряет радиационный фон. Вот в этом месте уровень радиации повышается. Значит, наткнулись на "пятно".

 Диалог журналиста с испанцами:

- Норма сколько?

- Примерно девятнадцать микрорентген в час.

- Здесь сколько?

- Видите, здесь в двадцать раз выше нормы.

Андрей Цаплиенко, журналист: На самом деле, цифры на табло замерли на отметке 1500 микрорентген. Это в семьдесят пять раз выше нормы. Но гости зоны не выглядят испуганными. Наоборот, оживлённо фиксируют пятно с помощью камер своих телефонов.

Марисоль Пино, предприниматель из Испании:

Не знаю, не знаю, будут ли меня дома после этой поездки воспринимать с большим уважением. Понимаете, многие испанцы не представляют масштабы здешних разрушений. Поэтому эти развалины для них ничего не значат.

Андрей Цаплиенко, журналист: Ежегодно зону отчуждения посещает около шести сотен групп - таких как эта. Маршруты давно отработаны: станция, город Припять, заброшенные сёла на выбор. Каждую группу сопровождает гид - сотрудник единственной в Украине структуры, которая организует подобные туры.

Юрий Татарчук, гид агентства "Чернобыльинтеринформ":

Я, можно сказать, гид, не гид. Я этого слова пытаюсь избежать, потому что не гид, а сопровождающий, можно сказать даже, по кладбищу.

Весной, во время пасхальной недели, въезд в зону упрощают. Десятки тысяч людей приезжают на родные развалины. Они начинают бродить по этому городу, начинают разбивать окна. Сил не хватает у охранников для того, чтобы предупредить опасность. То есть люди не понимают, что опасно, прежде всего для них то, что они делают.

Андрей Сельский, глава администрации зоны отчуждения:

За нашими оцінками, доза,  яку отримають відвідувачі, приблизно разів у десять перебільшує ту дозу, що отримує людина, гуляючи Києвом, тобто, на мою думку, це безпечні поїздки, відносно безпечні, звичайно.

Андрей Цаплиенко, журналист: Первая поездка в зону - это эмоциональная встряска. Набор слов для описания собственных ощущений - стандартный. 

Бернар Като, турист из Франции:

Это экстремально. Это шокирует. Видеть эти строения, в которых раньше жили, а теперь никого нет.

Анна Като, туристка из Франции:

Ужасно…Больно. Я под впечатлением. Мне сложно сейчас говорить и подбирать слова, потому что я в шоке.

Андрей Цаплиенко, журналист:

Как правило, туристы немного приходят в себя, узнав, что здесь есть постоянные жители. "Самосёлы" вполне дружелюбны и не похожи на мутантов. Могут даже угостить нехитрой снедью. Продукты - здешние, из зоны. Отведать угощение иностранцы соглашаются редко. 

Мария Шилан, самосел в селе Парышев:

- Ну, гості в мене є, сало є, яйця є, і мед є. Коли сто грамм єсть, то теж пригощаю.

- І вони все це куштували?

- Ну, куштували, не так, щоб вони це пили. Так куштували, небагато вони пили. Ну, для угощенія це надо робить обязательно. Людям це тоже приємно, що це хтось їх угощає.

Андрей Цаплиенко, журналист: В этот раз к восьмидесятилетней Марии Шилан туристы не заехали. Хотя, как правило, посещение её дома в селе Парышев - входит в один из проверенных маршрутов. Впрочем, не такой уж он и безопасный. Если посетитель самовольно заглянет в хлев - может получить нагоняй от Марии. Чужим туда нельзя.

Мария Шилан, "самосел":

Ну, він іде з сарая і то каже, одна треба годувать. Я матом його перекрила. Ах ти такий, йди звідси! Ну, я молодша ж була. Такий же в мене є характер.

Андрей Цаплиенко, журналист: Впрочем, зону отчуждения посещают не только из любопытства. Протяжённость её границы - четыреста сорок километров. Полностью перекрыть этот периметр от сталкеров - невозможно.

Валерий Лень, старшина милиции:

Прості бідні люди. У кого грошей немає. Кому випити треба. Ну, з хорошого вони сюди лізуть? Тут хорошого нічого нема.

Андрей Цаплиенко, журналист: Сталкеры охотятся за металлоломом, вывоз которого остаётся главным нелегальным промыслом в зоне. Конный патруль - самый эффективный способ борьбы с чернобыльскими нелегалами. В поисках нарушителей всадники проходят до тридцати километров в день.

Валерий Лень, старшина милиции:

Кому ж охота, шоб з етого металла, з етой ложкі моя дочка їла. Мені не хочеться. І вам не хочеться, ведь так. 43:10 Хорошого тут немає. Тут нема чого лізти. Тут «фонить» всюди.

Андрей Цаплинко, журналист: На Чернобыле много не заработаешь, уверен старшина. Но успех компьютерной игры мнение милиционера опровергает. Никакой другой украинский миф пока не смог заработать больше. Зона заменяет Украине египетские пирамиды, оставаясь конвертируемой визитной карточкой страны.

Андрей Цаплиенко, Максим Чеблин, Виталий Коваленко, Чернобыль, "Подробности недели", телеканал "Интер".  Подробности-ТВ

   

  

Пресс-служба НУГЗУ предлагает к просмотру видеоматериал Андрея Цаплиенко

«ЧАЭС признали самым экзотичным местом отдыха в мире».

 

Материалы для сайта подготовила Лариса Кошеварова, ведущий специалист сектора по связям с общественностью и СМИ  НУГЗУ


на головну сторiнку проекта