на головну
укррусангл

К 70-летию освобождения Харькова. «Немецкий Сталинград» врагу не удался

В эти дни, 70 лет назад, в районе Харькова шли ожесточенные бои. Воюющие стороны решали важнейшие стратегические задачи.
После разгрома немецких войск под Сталинградом началось наступление советских войск на огромном 1500-километровом фронте.
 2 февраля 1943 года начала осуществляться Харьковская наступательная операция. Группировка советских войск Воронежского фронта под командованием генерал-лейтенанта Ф. И. Голикова должна была осуществить разгром немецко-фашистских войск группы «В» и освободить Харьков. Ранее часть этой группировки участвовала в боях под Сталинградом. На Харьковском направлении вели наступления 40-я и 69-я армии во взаимодействии с 3-й танковой армией.
 14 февраля 1943 года войска 69-й и 3-й танковой армий завязали бой на юго-восточных окраинах города. Над войсками оккупантов нависла угроза окружения, что вынудило фашистское командование принять решение оставить город. В феврале советские войска почти полностью освободили территорию Харьковской области. Однако возможности для дальнейших наступательных действий были исчерпаны.
 Следует отметить, что соединения Воронежского фронта в ходе непрерывных, почти двухмесячных наступательных боев понесли крупные потери в личном составе и материальной части. Численность многих стрелковых дивизий не превышала 3,5–4 тыс. человек. Тылы растянулись на 250–300 км. В войсках не хватало вооружения, боеприпасов, горючего, обмундирования. Ограниченное количество горючего (всего лишь 0,2 заправки) сильно затрудняло доставку боеприпасов и продовольствия, а артиллерия на механической тяге лишилась возможности маневрировать на поле боя. В составе танковых частей фронта было всего 70 танков, в том числе в 3-й танковой армии — 50. Оперативные резервы отсутствовали. Направленные из района Сталинграда в распоряжение Воронежского фронта соединения 64-й армии могли подойти к району боевых действий не ранее 9–10 марта.
 4 марта началось оборонительное сражение советских войск на харьковском направлении, продолжавшееся до конца месяца. В этот день танковый корпус СС и 48-й танковый корпус нанесли мощный удар по частям 3-й танковой армии. За два дня напряженных боев, несмотря на значительное превосходство в силах и средствах, противник смог потеснить войска этой армии всего на 6–8 км.
Исключительную стойкость проявили воины 25-й гвардейской стрелковой дивизии генерала П. М. Шафаренко. Ее полки, оборонявшиеся в районе Змиева, неоднократно отражали атаки противника и нанесли ему большой урон. Особенно отличился стрелковый взвод лейтенанта П. Н. Широнина из 8-й роты 78‑го гвардейского стрелкового полка. Бойцы взвода обороняли железнодорожный переезд в районе Тарановки. Пять суток они отражали атаки врага, уничтожили 30 танков, бронемашин и штурмовых орудий. Большинство защитников погибло смертью героев. Родина высоко оценила легендарный подвиг широнинцев, доблестно выполнивших свой воинский долг. Все 25 воинов удостоены звания Героя Советского Союза. Среди них пять воинов — харьковчане.
Немецко-фашистское командование изменило направление главного удара и перенесло его к западу, в стык между 69-й и 3-й танковой армиями. С утра, 6 марта, завершив перегруппировку сил, противник возобновил наступление. Танковый корпус СС направил основные усилия вдоль шоссе на Валки, а 48-й танковый корпус действовал в обход Тарановки с запада. В ходе боев они вклинились в оборону советских войск западнее Валок, где образовался 15‑километровый разрыв. Путь на север для противника был открыт, так как у 69-й армии на этом направлении резервов не было.
Утром, 7 марта, на левом крыле Воронежского фронта с новой силой развернулись напряженные боевые действия. В этот день противник ввел в сражение армейский корпус «Раус», составлявший ударную группировку оперативной группы «Кемпф», и вынудил 3-ю танковую армию отойти на рубеж реки Мжи.
Для того чтобы остановить продвижение врага, командующий фронтом перебросил из 40-й армии на усиление войск, оборонявших юго-западные подступы к Харькову, три стрелковые дивизии. Однако и этих сил оказалось недостаточно, чтобы сдержать натиск противника, войска которого выходили на подступы к городу.
В эти дни в составе 25-й гвардейской стрелковой дивизии доблестно сражался 1-й отдельный чехословацкий батальон под командованием полковника Л. Свободы. Особенно ожесточенные бои 8 марта развернулись за село Соколово, который обороняла 1-я рота. Против нее противник бросил до 60 танков и мотопехоту. В ходе наступления врагу удалось обойти Соколово, но его защитники продолжали вести бой в окружении. Вечером командир батальона в боевом донесении докладывал командиру 25-й гвардейской стрелковой дивизии: «Бой продолжался в окружении, в церкви и в окопах возле нее. В результате боя враг занял Соколово. Реку Мжу не перешел. Подбито и сожжено 19 танков, 4‑6 транспортеров с автоматчиками. Враг потерял убитыми около 300 человек».
 В тяжелом неравном бою с гитлеровцами многие защитники Соколово пали смертью храбрых или были ранены. В числе погибших был и командир роты надпоручик Отакар Ярош. Ему 17 апреля 1943 года посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Это был первый иностранец, удостоенный столь высокого звания. 84 солдата и офицера чехословацкого батальона за образцовое выполнение воинского долга награждены орденами и медалями СССР.
 10 марта немецко-фашистские войска продолжали наступление. Их поддерживали крупные силы авиации, которые наносили удары по войскам на поле боя, по Харькову и по всем дорогам, ведущим к нему с севера, востока и юга. В этот день было зарегистрировано до 1800 налетов вражеской авиации. К исходу дня противник подошел с юга к Богодухову и оказался на северной окраине Харькова. 3-я танковая армия заняла оборону на западной и северо-западной окраинах города. Разрыв между 69-й и 3-й танковой армиями увеличился до 60 км.
 Положение в районе Харькова осложнялось. 12 марта войска противника ворвались в город и завязали бои на его улицах. Три дня соединения 3-й танковой армии оказывали упорное сопротивление врагу и стойко удерживали позиции. Одновременно с боями в городе противник продолжал маневр по обходу Харькова, который ему удалось завершить
14 марта. Вечером того же дня командующий Воронежским фронтом отдал приказ оставить Харьков. К утру, 17 марта, вышедшие из окружения части 3-й танковой армии сосредоточились на левом берегу Северского Донца, где включены в состав Юго-Западного фронта.
 В то время как развертывались бои за Харьков, соединения 40-й и 69-й армий Воронежского фронта отходили на новый рубеж обороны юго-западнее Белгорода. Против 40-й армии в направлении Тростянец, Краснополье действовал 52-й армейский корпус, а против 69-й армии в направлении Богодухов, Грайворон — основные силы армейского корпуса «Раус». Развивая наступление, противник 12 марта овладел Грайвороном, а 14 марта после ожесточенных боев занял Борисовку.
 С 20 по 25 марта противник пытался развить наступление в северном направлении на Обоянь. Но к этому времени 64-я армия уже вышла на Северский Донец, а 21-я — закрыла брешь между 40-й и 69-й армиями. Таким образом, благодаря мерам, принятым Ставкой ВГК, направление на Курск было надежно прикрыто с юга. К 25 марта линия фронта на обоянском направлении стабилизировалась на рубеже Краснополье, Белгород и далее по Донцу до Чугуева. Все попытки врага продвинуться на север оказались безрезультатными. Войска Воронежского фронта перешли к организации позиционной обороны, образовав южный фас так называемого Курского выступа.
Итак, советские войска после глубокого прорыва к Днепру в тяжелых условиях отразили удары превосходящих сил врага. Фронт стабилизировался по Северскому Донцу и в районе Белгорода. Характерной особенностью этих сражений явилось то, что ни одна из сторон не достигла поставленных целей. Вместо развития операций на большую глубину войска Юго-Западного и Воронежского фронтов были вынуждены вести оборонительные сражения и отойти на 100–150 км. Это обусловливалось рядом обстоятельств. Войска фронтов в завершающих наступательную кампанию операциях понесли значительные потери, были сильно утомлены, не имели необходимой авиационной поддержки и прикрытия. Оторвавшись от тыловых баз снабжения на 200–300 км, в условиях весенней распутицы они испытывали серьезные трудности в материально-техническом снабжении. На неудачный исход наступления советских войск оказала влияние также ошибочная оценка командованием фронтов замысла противника и переоценка сил и возможностей своих войск на завершающем этапе наступательной кампании.
Немаловажное значение имело и то, что противник получил возможность осуществить маневр резервами с других театров на восточный фронт, так как в феврале — марте западные союзники СССР, по существу, временно прекратили активные действия в Северной Африке, несмотря на настойчивые просьбы советского Верховного Главнокомандования продолжать наступление и как можно больше отвлечь на себя сил врага.
Хотя противник сумел добиться некоторых территориальных успехов, в том числе вновь захватить Харьков, осуществить свои далеко идущие замыслы ему не удалось. Оценивая итоги вражеского контрнаступления на южном крыле советско-германского фронта, И. В. Сталин в приказе № 195 от 1 мая 1943 г. отмечал: «Немцы рассчитывали окружить советские войска в районе Харькова и устроить нашим войскам «немецкий Сталинград». Однако попытка гитлеровского командования взять реванш за Сталинград провалилась». Враг не сумел вернуть стратегическую инициативу и перейти к третьему этапу контрнаступления — совместными усилиями групп армий «Юг» и «Центр» окружить и уничтожить советские войска в районе Курска.
Но окончательного освобождения Харькова пришлось ждать еще долгих пять с половиной месяцев.
Харьковчане свято чтут память прославленных воинов, сражавшихся за оборону города. В честь воинов гвардейцев-широнинцев названа улица в Московском районе. Именами О. Яроша и Л. Свободы названы улицы в Дзержинском районе.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Николай ЧЕРНОВ, начальник архивного отдела Харьковского городского архива, апрель 2013 года
^ Наверх